aquarells.ru |

О живописи, картинах и художниках

Героические циклы Давида

Понедельник 17 Сен 2012

Героические циклы Давида

 

 

Героические циклы Давида посвящены герою, жертвующему собой. Сломав запреты, налагаемые законом во имя высших императивов гордости, герой нарушает искусное равновесие неподвижного времени. 

Героические циклы Давида посвящены герою, жертвующему собой. Сломав запреты во имя   гордости, герой нарушает искусное равновесие неподвижного времени.

Жак Луи Давид «Апеллес и Кампасп»

 

Вызов, бросаемый им всем правилам, ставит под угрозу естественную гармонию, и, изменяя пределы возможного, героический акт порождает историю. Герой – натура более великая, нежели сама природа, это тип человека, который больше человека, это идеальный образец аристократии – постольку, поскольку она оставалась верна своим традициям, и нет для него худшего врага, чем моральный пессимизм.

Героические циклы Давида посвящены герою, жертвующему собой. Сломав запреты во имя   гордости, герой нарушает искусное равновесие неподвижного времени.

Жак Луи Давид «Наполеон в облачении императора»

 

С триумфом во Франции абсолютизма Людовика XIV стал очевидным устаревший характер прежнего героического идеала. Зажатый в тесные рамки абсолютизма, стремившегося все контролировать, герой запросил права продолжать действовать. И это его право оказалось единственной узкой полоской, предоставленной для развития истории.

Героические циклы Давида посвящены герою, жертвующему собой. Сломав запреты во имя   гордости, герой нарушает искусное равновесие неподвижного времени.

Жак Луи Давид «Наполеон на перевале Сен-Бернар» 1800 г.

 

При окончательном анализе выясняется, что парадокс героя заключен в следующем: поскольку он повторяет мифическое деяние богов, не будучи сам богом, тем самым он нарушает магическое совершенство циклической эры мифологии. И тогда все надежды и противоречия человечества словно бросаются в этот проем, открывшийся благодаря очевидному недосмотру. При рассмотрении в этом свете герой оказывается подобен ученику волшебника: предпринимая какое-либо действие, он далек от того, чтобы взвесить все его последствия.

Героические циклы Давида посвящены герою, жертвующему собой. Сломав запреты во имя   гордости, герой нарушает искусное равновесие неподвижного времени.

Жак Луи Давид «Леонид при Фермопилах» 1800-1814 гг.

 

В этой связи картину Давида «Сабинянки, останавливающие битву римлян с сабинами» можно рассматривать как признание художником собственной вины. Задуманная в 1794 г., когда Давид находился в тюрьме после падения Робеспьера, и написанная в 1799 г., когда выдвинулся Наполеон Бонапарт, другая героическая фигура, эта картина явилась очевидным призывом к примирению между французами после десяти лет революционных катаклизмов. Герой, развязавший войну, должен и остановить ее. Три части созданной Давидом грандиозной серии произведений, повествующей о герое, который жертвует собой ради счастья своего народа, таковы: цикл мифа (Леонид), цикл революции (Робеспьер и Марат) и цикл мира, скрепленного клятвой, ставшей основой нового порядка (Наполеон).

Героические циклы Давида посвящены герою, жертвующему собой. Сломав запреты во имя   гордости, герой нарушает искусное равновесие неподвижного времени.

Жак Луи Давид «Клятва Горациев» 1784 г.

 

Нам известно, чем в дальнейшем обернулся наполеоновский мир, но в данном контексте это неважно. Ошибка Давида – это заблуждение политического свойства, и оно не вносит изменений в общую логику, в связность его творчества. Более того, Леонид (то есть тот же Наполеон) борется за мир. Он жертвует собой под Фермопилами, стоя во главе тысячи воинов против полчищ Ксеркса —  во имя цивилизации.

Героические циклы Давида посвящены герою, жертвующему собой. Сломав запреты во имя   гордости, герой нарушает искусное равновесие неподвижного времени.

Жак Луи Давид «Клятва в зале для игры в мяч». После 1791 г.

 

Варварами были персы, т.е. австрийцы, пруссаки и англичане. Символически Леонид и Наполеон представляют последний оплот общественного права, противостоящий произволу деспота. Новым законом, плодом торжественной клятвы, принятой целой нацией, стало человеческое право («Клятва Горациев», «Клятва в зале для игры в мяч»), запрещающее кому бы то ни было претендовать на то, что он действует от имени божественного права…

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

комментария 2 »

Искандер:

Тема самопожертвования всегда остается привлекательной и интересной вне зависимости от временных рамок.

17 Сен 2012 | 6:51 пп
Милена:

Обожаю его картины. одну из них видела в живую — не передаваемые эмоции.

18 Сен 2012 | 5:09 пп
Оставьте свой отзыв

Комментарии