aquarells.ru |

О живописи, картинах и художниках

Модель и художник

Суббота 01 Сен 2012

Модель и художник

 

 

Модель и художник связаны крепкими узами. Пока модель и художник находятся в процессе работы, связь эта наиболее прочна.

Модель и художник связаны крепкими узами. Пока модель и художник находятся в процессе работы, связь эта наиболее прочна.

Пьеро ди Козимо (Пьеро ди Лоренцо) «Портрет Симонетты Веспуччи»

 

Сталкиваясь с сенсуалистическим (признающим ощущения и восприятия единственным источником познания) подходом к образу у Пьеро ди Козимо и с противоположной ему холодной, бесстрастной трактовкой, которая отличает образы Энгра, мы можем чуть ли не увидеть в живописи того и другого пределы, отмечающие начало и конец нового открытия античности.

Модель и художник связаны крепкими узами. Пока модель и художник находятся в процессе работы, связь эта наиболее прочна.

Пьеро ди Козимо (Пьеро ди Лоренцо) «Св. Мария Магдалина» 1490 г.

 

Из того, что могли дать уроки греков, Пьеро ди Козимо пленяется прежде всего тем чувством близости с природой, которое выражено в их мифах, тогда как Энгр, казалось, много позже свел все неисчерпаемое античное наследие к нескольким жестким правилам.

Модель и художник связаны крепкими узами. Пока модель и художник находятся в процессе работы, связь эта наиболее прочна.

Жан Огюст Доминик Энгр «Портрет госпожи Лебланн» 1823 г.

 

Как говорил Одилон Редон, «схоластический идол никогда не сможет пробудить чувство в благородных сердцах». Он писал также: «Энгр – честный, послушный ученик мастеров иного века. Поскольку ему недостает живости и настоящего жизненного тепла, его единственный шанс на бессмертие – в умеренных, взвешенных сферах банального заимствованного мира традиционной красоты, мира, покоящегося на чужих авторитетах и на духе консерватизма…

Модель и художник связаны крепкими узами. Пока модель и художник находятся в процессе работы, связь эта наиболее прочна.

Жан Огюст Доминик Энгр «Портрет Наполеона Бонапарта, Первого консула» 1804 г.

 

Он – один из тех людей, которые не способны пробуждать к жизни других, ибо в них самих нет жизни; он – сама смерть». Приговор, конечно, жестокий, но анализ плодотворный.

Модель и художник связаны крепкими узами. Пока модель и художник находятся в процессе работы, связь эта наиболее прочна.

Жан Огюст Доминик Энгр «Портрет госпожи де Сенонн» 1814 г.

 

Проблема, которая встает в этой связи со всей остротой, — это отнюдь не вопрос о том, надо ли начинать изображение человека с рисунка, и не вопрос поиска исключительно благородных сюжетов для живописи. Даже если споры подобного рода и казались в свое время людям принципиальными, решающими. На самом деле проблема заключается в том, что ценность изображения связана с натурой теми же узами, которые связывают творца этого изображения со временем. Или, иными словами, идеал одной эпохи не является таковым для других эпох. Рафаэль велик постольку, поскольку он выражает идеал Возрождения. Энгра же критикуют за то, что его эстетика не лежит в русле того, чем увлекалось и чем вдохновлялось его время. Попытка создать идеальное искусство на все времена – это опасная химера, ведущая в тупик официального искусства.

Модель и художник связаны крепкими узами. Пока модель и художник находятся в процессе работы, связь эта наиболее прочна.

Жан Огюст Доминик Энгр «Портрет Наполеона на императорском троне» 1806 г.

 

«Господин Энгр – высокоодаренный  художник, красноречивый поклонник прекрасного, но при этом лишенный истинно творческого темперамента, который и составляет непреложный удел гения», — писал Бодлер в 1855 году.

Означает ли все это, что после Ренессанса уже нет смысла предпринимать попытки воплотить идеал? На этот вопрос можно отвечать положительно – да, действительно, смысла нет, если этот идеал претендует на общепонятность. С другой стороны, смысл есть, если средоточием поиска идеала является взаимодействие модели и художника.

Модель и художник связаны крепкими узами. Пока модель и художник находятся в процессе работы, связь эта наиболее прочна.

Пьеро ди Козимо (Пьеро ди Лоренцо) «Молодой человек»

 

Сегодня идеал уже не может притязать на универсальность. Современный идеал – это форма, которую художник дает тому отношению, которое связывает его с моделью, с изображаемым человеком. Опыт заменил собой норму. Правда лица теперь зависит не от эстетического канона, а от подлинности отношения художника к этому лицу.

Модель и художник связаны крепкими узами. Пока модель и художник находятся в процессе работы, связь эта наиболее прочна.

Пьеро ди Козимо (Пьеро ди Лоренцо) «Джулиано Сангалло» 1500 г.

 

И желание, страсть – здесь мы, наконец, возвращаемся к Пьеро ди Козимо, славившемуся своей способностью ухватить «как в жизни» всю правду о персонаже, — может быть структурным элементом во взаимодействии модели и художника. Если мы признаем, что форма – это результат выражения страсти к другому, то, возможно, это современное выражение нашей потребности в идеале. Возможно, но не наверняка.

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

1 отзыв »

Искандер:

Очень верно подмечена связь между «правдой лица» и отношением художника к модели.

02 Сен 2012 | 4:07 пп
Оставьте свой отзыв

Комментарии