aquarells.ru |

О живописи, картинах и художниках

Субъективное восприятие тела в живописи

Понедельник 10 Сен 2012

Субъективное восприятие тела в живописи

 

 

Субъективное восприятие тела в живописи – это восприятие его, прежде всего, самими художниками.

Субъективное восприятие тела в живописи – это восприятие его, прежде всего, самими художниками.

Тициан (Тициано Вечеллио) «Даная»

 

Британский писатель, специалист в области истории искусств Кеннет Кларк писал, что «античная схема настолько полно включала в себя сплав чувственного и геометрического, что это создавало своего рода броню. Когда эта броня утяжелилась до неподъемности, нагота стала мертвой абстракцией…» В этом кроется неудача официальных художников XIX века, пытавшихся достичь, следуя за Энгром, некой немыслимой объективной нормы, определение и установление которой было несколько поспешно приписано Рафаэлю.

Субъективное восприятие тела в живописи – это восприятие его, прежде всего, самими художниками.

Тициан (Тициано Вечеллио) «Венера с Амуром и органист» 1555 г.

 

То решение, которое принесли художники, пришедшие на смену официальному искусству XIX века, в первую очередь импрессионисты, заключалось, как кажется, в меньшем внимании к объективной норме и в предпочтении субъективного восприятия тела в живописи и его выражения. Способы воплощения этой новой субъективности сосредотачивались больше в цвете, чем в линии.

Субъективное восприятие тела в живописи – это восприятие его, прежде всего, самими художниками.

Пьер Огюст Ренуар «Диана-охотница»

 

Условно говоря, это был путь, призванный увести изображение тела и от классического идеализма с одной стороны, и от научного позитивизма с другой. А именно, изображение не того, чем является, или того, чем должно являться тело, но того, как оно воспринимается. А глаз воспринимает цветовые массы раньше, чем осознает линии, организующие их.

Субъективное восприятие тела в живописи – это восприятие его, прежде всего, самими художниками.

Тициан (Тициано Вечеллио) «Диана и Каллисто»

 

Великим первопроходцем в этом был Тициан, чье экспрессивное использование цвета впервые утверждало то, что стало аксиомой современного искусства: цвет – это форма. Несомненно, этот аспект творчества Тициана не привлекал должного внимания. Античное тело, а следовательно, и ренессансное тело создавали идеальный образ гармонии. Гуманизм превратил этот образ в конкретную идею, в форму, служащую посредником при переходе от чувственно воспринимаемого мира к чистой сфере идей.

Субъективное восприятие тела в живописи – это восприятие его, прежде всего, самими художниками.

Пьер Огюст Ренуар «Купальщица на фоне пейзажа (Эвридика)» 1895-1900 гг.

 

В этом контексте предпочтение цвета было чем-то большим, нежели эстетическая прихоть. Оно поистине было революцией. Сказать, что цвет первичен и первостепенен, означало признать пустыми трансцендентные притязания живописи. Цвет был продуктом уже не диалога художника с идеей, а конкретного, личного взаимодействия с натурой, с моделью, субъективного восприятия тела в живописи. Форма не вырисовывалась в первую очередь. Субъективный хроматизм против объективного формализма – такие тонкие игры разыгрывались вокруг наследия Рафаэля.

Субъективное восприятие тела в живописи – это восприятие его, прежде всего, самими художниками.

Пьер Огюст Ренуар «Спящая купальщица (Булочница)»

 

Работая спустя три века после Тициана, Ренуар проделал подобный эксперимент и так же, как Тициан, пережил период сомнений. «Около 1883 года в моей работе наступил своего рода перелом, — писал он, — я довел импрессионизм до той точки, к которой он двигался, и пришел к выводу, что я не могу более ни писать, ни рисовать». Подобное признание может служить мерой власти традиции над художником. В творчестве даже более смелых живописцев вплоть до ХХ века цвет продолжал оставаться «семенем анархии», так как порядок ассоциировался с линией.

Субъективное восприятие тела в живописи – это восприятие его, прежде всего, самими художниками.

Пьер Огюст Ренуар «Ода к цветам (по Анакреону)»

 

«Высшая ступень видения у великих художников – то видение, которое можно найти в поздней живописи Ренуара, Тициана или Халса – это зрение, которое бодрствует внутри них, когда они уже начинают слепнуть». Андре Мальро, французский писатель, культуролог.

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Оставьте свой отзыв

Комментарии