aquarells.ru |

О живописи, картинах и художниках

Историческая живопись

Пятница 14 Сен 2012

Историческая живопись

 

 
Историческая живопись на протяжении веков прославляла власть монархов, несмотря на те сложности, которыми сопровождалась встреча живописи и истории.

Историческая живопись на протяжении веков прославляла власть монархов, несмотря на те сложности, которыми сопровождалась встреча живописи и истории.

Питер Пауль Рубенс «Конный портрет короля Филиппа II». Около 1630-1640 гг.

 

Тем не менее, история художников, если не живописи, всегда была связана с властью. Живописцы не могли существовать без покровителей. А близость, чтобы не сказать зависимость, художника от патрона с неизбежностью подразумевает, что его творчество, в том числе, занимается и прославлением политической власти.

Историческая живопись на протяжении веков прославляла власть монархов, несмотря на те сложности, которыми сопровождалась встреча живописи и истории.

Лука Джордано «Конный портрет Марианны Нойбургской, королевы Испании». Около 1693 -1694 гг.

 

Эпохой наивысшей зависимости художника была Франция при Людовике XIV. Роль изобразительных искусств, пребывавших под постоянным неусыпным контролем Шарля Лебрена, свелась к простому прославлению монархии.

Историческая живопись на протяжении веков прославляла власть монархов, несмотря на те сложности, которыми сопровождалась встреча живописи и истории.

Иасент Риго «Портрет Людовика XIV» 1701 г.

 

Но поскольку власть заявляла о своей божественной природе, ее легитимность, несомненно, могла и не опираться на историю. Таким образом, художник становился своего рода герольдом, возвещающим о подвигах властителя, но он отнюдь не должен был создавать впечатление, что власть монарха хоть в малейшей мере зависит от этих подвигов. История выводилась из самой природы властелина, но никак не наоборот.

Историческая живопись на протяжении веков прославляла власть монархов, несмотря на те сложности, которыми сопровождалась встреча живописи и истории.

Иасент Риго «Портрет Людовика XV в коронационном костюме» 1730 г.

 

В такой системе ценностей историческая живопись уже не основывалась на событиях, на фактах и становилась аллегорической. Будь то какое-либо событие или же министр, или даже сам король – все не могло восприниматься иначе, чем в качестве образов высшей воли. Все вносило свою лепту в выражение главной истины, а именно истины божественного происхождения королевской власти и, следовательно, непогрешимости королевского слова.

Историческая живопись на протяжении веков прославляла власть монархов, несмотря на те сложности, которыми сопровождалась встреча живописи и истории.

Эсташ Лесюэр «Аллегория совершенного министра, или Государственный министр и его атрибуты» 1653 г.

 

Подобно тому, как этикет навязывал правила, определяющие поведение аристократии, Академия художеств держала контроль над живописным языком, установив определенное число его фиксированных стереотипов. Истории как процессу развития в нем не было места, поскольку какое бы то ни было совершенствование абсолютной королевской власти невозможно.

Историческая живопись на протяжении веков прославляла власть монархов, несмотря на те сложности, которыми сопровождалась встреча живописи и истории.

Я. Амигони «Портрет Петра I с Минервой». Вторая половина XVIII в.

 

Несмотря на это – и этот парадокс заслуживает некоторого размышления – историческая живопись рассматривалась теоретиками XVII века как наиболее возвышенный жанр, выше пейзажа и портрета. Как писал Фелибьен, французский историк искусства и официальный придворный историк Людовика XIV, «должно запечатлевать и сюжеты исторические, и мифологические; великие деяния надобно изображать так, как описали бы их историки, а приятные сюжеты трактовать в манере поэтов. Продвинемся еще выше: аллегорические композиции используются для того, чтобы описывать добродетели великих людей и высочайшие тайны под видом притчи. Тот, кто преуспеет в этом, может быть назван великим художником».

Историческая живопись на протяжении веков прославляла власть монархов, несмотря на те сложности, которыми сопровождалась встреча живописи и истории.

Лука Джордано «Конный портрет короля Карлоса II». Около 1693-1694 гг.

 

При подобном понимании трудно провести разграничение между историей и притчей. Работа художника, близкая работе поэта, заключается в извлечении морального урока из действия или события, урока универсальной значимости. Смысл истории принадлежит не истории, а управляющей ею морали.

Историческая живопись на протяжении веков прославляла власть монархов, несмотря на те сложности, которыми сопровождалась встреча живописи и истории.

Неизвестный художник «Аллегория Полтавской победы. Апофеоз Петра I». Начало 1710-х гг.

 

Поэтому изображаемое событие не может иметь смысла само по себе или в связи с другими, смысл существует лишь в моральном измерении события. Таким образом, во Франции XVII века история понималась как аллегория. И даже такие портретисты, как Риго, вполне способные к психологическому проникновению в тех случаях, когда модель к нему располагала, должны были адаптироваться к официальному церемониальному стилю, великолепным образцом которого может служить портрет Людовика XIV.

Историческая живопись на протяжении веков прославляла власть монархов, несмотря на те сложности, которыми сопровождалась встреча живописи и истории.

Иасент Риго «Портрет Людовика XIV»

 

Сам Людовик XIV в своих мемуарах писал: «Исполняя на этой земле всецело божественное назначение, мы должны представать неподвластными каким-либо волнениям, которые могли бы принизить это назначение».

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Оставьте свой отзыв

Комментарии